Все о бизнесе

Будь в курсе всех событий. 

Все самое актуальное  у нас.

Подробнее

Видео

Все самое лучшее и интересное.

Бизнес тренинги и обучение.

Подробнее

Библиотека

Рекомендуемая литература.

Лучшие  о бизнесе и саморазвитии.

Подробнее

Подписка



Рецепты продуктивности от создателя PayPal

Оцените материал
(1 Голосовать)

 

Американский предприниматель украинского происхождения Макс Левчин знает, как организовать свой день:

17 лет назад Макс Левчин вместе с Илоном Маском, Питером Тилем и другими стал одним из основателей того, что впоследствии превратилось в PayPal. С тех пор Левчин, 39-летний предприниматель и инвестор украинского происхождения, запустил несколько компаний, в том числе Slide, сеть обмена социальными медиа, которую продал Google за более чем 200 млн долларов. Последний проект Левчина HVF (Hard Valuable Fun) уже породил еще две компании: Glow, веб-сайт для отслеживания возможности женщины к зачатию, и Affirm, финансовый стартап, ориентированный на банковский сектор.

Как же Левчин, отец двух детей — трех и пяти лет, — ухитряется жонглировать столькими стартапами (не говоря уже о его местах в советах директоров Yahoo, Evernote, Yelp и других компаний)? Все это благодаря режимному использованию электронной почты, общему офису и утреннему ритуалу, который позволяет быстро ощутить чувство выполненного долга. Вот что он сам рассказал о нем:

«Продуктивный день для меня — это такой, когда, засыпая, я думаю: „Сегодня я контролировал свою работу — не наоборот“.

Я просыпаюсь в 5:30 утра и провожу следующий час, читая новости о том, что произошло за ночь, главным образом, письма из Китая. Glow, компания, которая занимается приложением для отслеживания способности к зачатию, одним из основателей которой я являюсь, базируется в Шанхае. Когда открываются американские финансовые рынки, я проверяю новости. После этого намечаю короткий список из „пяти главных вещей“, которые должен сделать за день. Некоторые из них растягиваются на несколько дней, так что я, как правило, начинаю с того, что копирую список дел предыдущего дня в Evernote. Я не из тех, кто одержим списками, но занимаюсь ими каждый день, чтобы точно знать, что нужно сделать.

Потом я сажусь на велосипед — или, если снаружи холодно или дождливо, на велотренажер, который на самом деле более эффективен, потому что позволяет крутить педали полтора часа без перерыва. Это нужно, чтобы добраться до точки, где мой рептильный мозг полностью берет контроль на себя: я ни о чем не думаю, просто давлю на педали. Мне нравится переживать супер-интенсивный опыт в самом начале дня. Это делает меня бодрым и энергичным. Но есть и важный психологический момент — настоящее чувство выполненного долга. Таким образом, даже если на работе выдастся неудачный день, по крайней мере, я здорово покатался на велосипеде.

Обычно я добираюсь в офис около 8 часов утра. Мне нравится приходить рано, потому что в это время всеобщая активность чувствуется лучше всего. Я много путешествую, поэтому, уж если я в офисе, хочу быть доступным. У меня есть два стола на разных сторонах офиса, но я редко сижу за любым из них. Вместо этого, я, как правило, размещаюсь в самом центре офиса, в районе кафетерия, на скамейке напротив уборной. Люди знают, что, если я не занят телефонным разговором, они могут прийти и поговорить со мной. Я заставил себя сделать это после того как провел анонимный опрос среди сотрудников в прошлом году. Многие сказали: „Мы не всегда знаем, где Макс. Мы понимаем, что он занят, но было бы здорово просто знать, где он находится“.

Работа генерального директора заключается в том, чтобы постоянно находить способы заставить людей максимально эффективно работать на благо общей цели. Для этого вы должны быть доступны. Я интроверт, и все время разговаривать с другими людьми для меня — изнурительный труд. Я предпочитаю долгие периоды напряженной работы и концентрации внимания, но быть генеральным директором означает постоянно прерываться и бросаться на какой-то другой вызов. Так что решение сделать себя постоянно доступным в зоне кафетерия пришло благодаря пониманию, что я и так все время отвлекаюсь. Если меня еще немного отвлекут все эти люди с их вопросами, это не будет стоить мне так уж много. Зато будет ценно для них.

Разместиться напротив уборной было стратегическим решением, потому что всем приходится идти туда в какой-то момент. Там всегда мимо проходит кто-то, кто может сказать: „Кстати! Я хотел спросить вас...“. Это также помогло снизить объем моей электронной почты. Вместо четырех или пяти итераций обмена сообщениями люди могут посидеть рядом со мной и обсудить то, что их интересует.

Три раза в неделю я устраиваю для топ-менеджмента встречу продолжительностью 30 или 40 минут, в течение которых все мои руководители собираются, чтобы озвучить трудности, с которыми мы сталкиваемся. Для этого я стараюсь найти отдельную комнату. Но если разговор не секретный, предпочитаю вести его на виду у всех. Недавно я разговаривал с нашим техническим директором о плане развития Affirm; беседа как раз проходила в кафе. В Affirm мы настаиваем на такой финансовой прозрачности — ведь мы пытаемся построить банк будущего. Абсолютная прозрачность является ключевым моментом для успешного финансового учреждения, которое обслуживает молодых людей, разочарованных в скрытном, трудном для понимания мире банкинга. Так что все обсуждения, в ходе которых мы решаем, какой продукт будем развивать, а какой нет, делаются в открытую. Иногда обсуждение становится жестким. Но людям полезно видеть, как принимаются решения.

Если же мне действительно необходимо сосредоточиться на творческой работе, я иду в кофейню. Мне нравится анонимность — весь этот гул вокруг, когда люди разговаривают, заказывают напитки и живут своей жизнью. Кроме того, я пью много кофе. Каждый день я пару раз отрезаю себя ото всех остальных на пару часов, чтобы заняться своими делами. Если только мне не звонит жена, я не буду поднимать трубку. Я не проверяю электронную почту и выключаю все приложения для обмена сообщениями. Это действительно помогает моей производительности.

Я экспериментировал со способами измерения своей продуктивности. Например, отслеживал длину встреч и сколько тем я способен охватить на каждой из них. Еще я как одержимый слежу за своей скоростью чтения и могу назвать вам количество входящих сообщений в моей почте за последние 20−30 дней.

Моя цель — сделать так, чтобы их количество равнялось нулю, но пока каждый день я получаю около 800 писем. Если в конце дня остается всего 100 писем без ответа, это продуктивный день. Если их больше, чем 200, я не лягу спать, пока с ними не разберусь. Я пробовал все эти программы для управления электронной почтой, но, как по мне, они только все усложняют. Так что я просто прорываюсь сквозь свой почтовый ящик.

Чтобы делать это, я приучаю людей, с которыми работаю, писать очень короткие письма только на одну тему. Я очень строг насчет этого. Если вам нужно отправить письмо подлиннее, вы должны указать в теме: „Это длинное письмо. Я не ожидаю ответа“. Письма, требующие немедленного ответа, должны быть посвящены только одной теме. И если я включен в групповое письмо, и не думаю, что мой вклад необходим, я не буду отвечать.

Одна маленькая, но исключительно полезная практика, которой я следую, — устанавливать себе маленькие цели на протяжении всего дня. Я могу сказать себе: „Я собираюсь разобрать 50 сообщений из папки входящих в течение следующего часа“. Мне всегда есть, чем еще заняться — список у меня длинный, — но всегда приятно убрать с дороги раздражающие мелочи.

Я узнал, что хуже всего на моей производительности сказывается переключение между темами. Каким бы ты ни был быстрым или умным, настроиться на новую задачу — очень трудозатратный процесс. Я стараюсь разбивать день на блоки с естественными перерывами. Так что если я должен сделать кучу вещей для Affirm, а затем начать думать о чем-то для Glow, постараюсь организовать свой график так, чтобы переключение приходилось, скажем, на время обеденного перерыва. Таким образом я избегаю этого жесткого момента, когда мне нужно выкинуть все из головы и перейти к другой теме.

Моя главная мантра — „сосредоточься“. Если вы боитесь конкурентов, беспокоитесь о финансировании или чем-нибудь еще, это бьет по производительности. Каждый раз, когда коллеги говорят „эта компания заступает на нашу территорию“ или „меня беспокоит конкурирующий продукт“, я всегда отвечаю: „сосредоточьтесь“. Если я не трачу время на переживания о конкуренции, зачем это делать им?».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить